Руководства, Инструкции, Бланки

письма трудящихся руководству

Рейтинг: 4.1/5.0 (236 проголосовавших)

Категория: Руководства

Описание

Письмо трудящихся к Их Благородиям Руководству (Юлия Каленичина)

Письмо трудящихся к Их Благородиям Руководству

Герои этой истории вымышлены.
Все сходства - случайное совпадение.
Хотя. все может быть.

Ваше Благородие, наше Руководство.
Где же благородство в сщуренных глазах?
Ваше сумасбродство, ваше беспардонство
Порождает толки в массовых слоях.

Вы чернее тучи, сокращения круче.
Вам бы выбрать случай всех нас сократить
Но боитесь бучи - Вас же будет пучить,
Если эти массы вдруг начнут бродить.

Деньги улетают, словно гуси к югу,
Набивая туго ваши кошельки,
Вы лишились чести, не боитесь сести,
Лезть в чужие жизни Вам давно с руки.

Не плети романы, наш Начальник главный,
Ведь интриг дурманом нас не задушить.
Вы совсем не правы и в уме не здравы,
Что таите планы руки нам скрутить.

Может, все же, хватит хунтить и гулагить,
Хватит в души гадить, кровь людскую пить?
Вам бы попоститься, в церкви помолиться,
Бог - он милосерден, может и простить.

Весна-лето 2003г.
город К.

© Copyright: Юлия Каленичина. 2009
Свидетельство о публикации №109082302375

письма трудящихся руководству:

  • Ссылка 1
  • Альтернативный сервер
  • Другие статьи

    Тягур Михаил Игоревич

    • Аннотация:
      Глава 1. Советская пропаганда. Общая характеристика методов работы и их эффективности


    3. Письма трудящихся как метод пропагандистского воздействия. Отдельная пропагандистская кампания была развёрнута вокруг писем и посылок, направляемых трудящимися в армию в ходе "Зимней войны". Для приёма подарков и писем были созданы специальные комиссии. В Ленинграде такая комиссия размещалась в доме 24 на набережной Мойки [ЦГАИПД СПб. Ф. 24, оп. 12, д. 47, л. 137]. Сведения о ней есть в прессе. В "Ленинградской правде" (при полном молчании об этом "Правды" центральной) материалы о сборе подарков или переписке бойцов и трудящихся печатались почти каждый день второй половины декабря 1939 г. и первой декады января 1940 г. По нашим подсчётам за три месяца (декабрь - февраль) они появились в двадцати номерах газеты [Ленинградская правда. 1939, 17, 18, 20, 23, 24, 26, 27, 28, 30 декабря. 1940, 1, 4, 5, 6, 8, 9, 10, 12, 26 января, 3, 8 февраля]. Первые материалы появились в газете 17 декабря. Один из них - заметка В. Иванова "Нерушимая дружба" о переписке трудящихся и бойцов. Другой озаглавлен как "Ценный почин работниц фабрики "Красное знамя"". В заметке утверждалось: "В сотнях и тысячах писем трудящиеся нашей страны выражают своё восхищение героическими бойцами Красной Армии и Военно-Морского Флота, шлют им подарки". А затем рассказывалось о почине работниц трикотажно-чулочной фабрики "Красное знамя", которые "за короткий срок из отходов изготовили 1.000 пар тёплых варежек, 1.000 пар портянок и других нужных бойцам вещей" [Ленинградская правда. 1939, 17 декабря]. На следующий день в заметке Э. Вольфа "13 тысяч посылок" газета сообщала: "Началось это так: группа домашних хозяек из дома N16 по Социалистической улице обратилась в воинские организации с просьбой - разрешить им отправить подарки для бойцов Действующей Красной Армии. Через несколько дней такие же просьбы поступили от работниц фабрик "Скороход", прядильно-ниточного комбината имени Кирова и других. Для приёма подарков и упаковки их решено было создать специальную комиссию из жён командиров и политработников. Комиссия с первого же дня стала получать сотни и тысячи посылок. За несколько дней в Действующую Красную Армию их было отослано свыше 13 тысяч. Вот подарок, принесённый домашней хозяйкой тов. Брусиловской. В мешочек, на которым тщательно вышиты цветы и узоры, уложено печенье, шоколад, мандарины, бритвенный прибор и даже термос". Как видим, сообщения газет носили сентиментально-трогательный характер. В другой заметке сообщалось о подарках от заводских коллективов: "На суконной фабрике изготовлено 20 тёплых одеял. В ближайшее время будет сделано около 500 пар тёплых варежек. Работницы одного из цехов 1-й табачной фабрики имени Урицкого посылают бойцам партию трубок. В другом цехе изготовляют из отходов несколько тысяч конвертов" [Там же. 18 декабря]. Согласно официальным данным, озвученным А. А. Кузнецовым на Ленинградской IX областной и VII городской партконференции, подарков было направлено больше, чем на 25 миллионов рублей [Правда. 1940, 24 апреля]. Судя по контексту, в котором приводились эти сведения (отчётный доклад о работе горкома), он касаются только Ленинграда и Ленобласти. Неясно, почему в 12-томной "Истории второй мировой войны" эта же цифра, причём со ссылкой на выступление Кузнецова, дана, как относящаяся ко всему Советскому Союзу [История второй мировой войны 1939-1945. Т. 3. М. Воениздат. 1974. С. 397]. Кампания решала не только пропагандистские задачи (демонстрация патриотизма и любви народа к армии). Примечателен в этой связи, например, заголовок заметки в "Ленинградской правде" от 4 января 1940 года: "Трудящиеся Ленинграда шлют бойцам тёплые вещи". Вскоре подобные заголовки стали типичны. Советское руководство явно пыталось так исправить плохую организацию снабжения Красной Армии в начале войны с Финляндией - в том числе и тёплой одеждой. Из той же газеты узнаём, что сбор подарков могли заменить сбором денег. В заметке о Псковской районной комиссии по приёму подарков сообщается, что в неё "за последние два дня. 11 колхозов прислали 1.844 рубля. Колхозники просят на эти деньги купить подарки героическим бойцам. " [Ленинградская правда. 1940. 8 февраля]. Вместе с подарками посылались письма. В нашем распоряжении есть как письма на фронт [ЦГАИПД СПб. Ф. 24, оп. 12, д. 12, 48, 49, 50], так и ответы бойцов [Там же. Д. 47]. Они были нацелены на демонстрацию всенародной поддержки армии. Так как кампанию проводили по всей стране, то и письма шли со всех её концов: из Москвы, Ленинграда, Джамбула в Казахстане, Кизляра в Орджоникидзевском крае, Баку, Минска, Полоцка, Харьковской, Куйбышевской, Челябинской областей, Таджикистана, из недавно присоединённого к СССР Бреста и из многих других городов и областей. Письма отправлялись (для дальнейшей пересылки в войска) в штаб или политотдел Ленинградского военного округа, автор одного из писем, рабочий (он начинает свою речь: "привет от рабочего класса бойцам и командирам") Красненков Алексей Михайлович адреса не знал и написал: "Я пасылаю подарок но не знаю адреса поётому прошу кто получит эту посылку прошу написат мне ответ" [Там же. Д. 48, л. 22. Сохранены особенности правописания и пунктуации оригинала]. Они писались на разных языках - на русском, украинском [Там же. Д. 48, л. 199; д. 50, л. 20, 79-80], белорусском [Там же. Д. 48, л. 165, 169]. И от руки, и на машинке. Письмо вполне могло быть написано на каком-то подвернувшемся под руку неиспользованном бухгалтерском бланке [Там же. Д. 48, л. 176], и на обороте двух неразрезанных бланков "записи о прекращении брака" [Там же. Д. 49. л. 63], и на обороте фотоокрытки [Там же. Д. 50. л. 199-204]. Это могло быть и не развёрнутое письмо, а просто опись посылаемых подарков [Например: Там же. Д. 48, л. 59, 70]. Или краткая запись на обороте специальной карточки, прилагавшейся к подарку. На одной стороне просьба написать ответ и имя отправителя, например: Дусь Тимофей Дмитриевич. На другой стороне подпись, дата (4.III.40 г.) и типографский текст: "Привет доблестному защитнику социалистической родины в день XXII годовщины Красной Армии от трудящихся Ленинградской области. Ленинградская Областная комиссия по подаркам бойцам действующей Красной Армии и Флота. Ленинград, Мойка, 24" [Там же. Д. 48, л. 137]. В данном случае письмо - чистой воды формальность. Дети могли посылать свои рисунки [Там же. Д. 50. л. 43-46], к письму от одного авиамодельного кружка прилагались фотографии самих детей и их моделей [Там же. Д. 50. л. 210-222]. Какая-нибудь девушка вполне могла приклеить к письму свою фотокарточку [Там же. Д. 50, л. 137, л. 225]. Адресовались эти письма и некоему неизвестному бойцу Красной Армии, и отдельным частям, например, краснознамённому экипажу подводной лодки Щ-311 [Там же Д. 49. л. 4], и даже конкретным людям, например, письмо из Еревана некоему товарищу Гриздеву (на армянском языке) [Там же. Д. 50. л. 48-49], письмо Елазину Николаю Александровичу [Там же. Д. 50. л. 56-57], письмо некоему Александру Ивановичу (фамилии в письме нет) от работников Темрюкского детдома [Там же. Д. 50. л. 185]. Авторы - как отдельные люди, так и коллективы. Это мог быть коллектив домохозяек, жёны начсостава воинской части или краевого УНКВД, коллектив работников ростовского "Главпарфюмера" или школьный класс. Вот, например, письмо от учительницы из Сталинабада: "Привет из далёкого Таджикистана! Посылаю Вам свой скромный подарок и желаю Вам больших успехов, здоровья и победы. Пусть каждая папироска придаёт вам ещё больше огня для борьбы и победы. Никогда не видев Вас, я желаю Вам всё, что Вам дорого, что ценно. Желаю Вас успеха в борьбе, а следовательно и в жизни. Учительница немецкого языка Сталинабадской средней школы N2 имени Ленина Шамис Лиля Постараюсь вырастить и воспитать подобную Вам смену. С приветом

    [Там же. Д. 48, л. 96] Это - образец краткого письма, но оно могло быть развёрнутым, занимать несколько страниц. В таких письмах повторялись пропагандистские утверждения и определённые штампы. Например, письмо от жён комсостава Джамбульского авиазвена N-ского авиаотряда (так значится в документе) начиналось с восхвалений Красной Армии, которая защищает "подступы к колыбели революции" (т. е. к Ленинграду), под напором которой в ближайшее время "маннергеймовская банда вкупе со своими пособниками прекратит своё существование" а финский народ "получит право на свободную жизнь". Затем жёны лётчиков уверяли фронтовиков, что они сами "повседневно укрепляют боевую мощь Красной Армии путём организации кружков ПВХО и ГСО и кроме этого постановили перед собой заменить своих мужей на производстве, если это будет нужно, для чего каждая из нас приобретает производственную специальность". Заканчивалось письмо пожеланием успеха а "защите наших советских рубежей" и заверением, что "в нужную минуту, не только наши мужья, но и мы вместе с ними возьмёмся за оружие" [Там же. Д. 48, л. 40-41]. Обильно повторялись пропагандистские тезисы из газет в письме Ольги Спиридоновны Смирновой из Пскова: "Я уверена, что в скором времени вся свора Финляндских бандитов-палачей трудового народа Финляндии будет прогнана далеко за пределы Финляндского государства. И только тогда трудящиеся Финляндии заживут счастливой и радостной жизнью. Навек запечатлеется историческая дата братской помощи в освобождении от палачей финляндского трудового народа. Я слежу за сводками военных действий Ленинградского военного округа, как наша доблестная Красная Армия наносит сокрушительные удары врагу" [Там же. Д. 12, л. 4]. Во многих из этих писем встречаются сходные фрагменты - уверения, что авторы внимательно следят за событиями на фронте, обещания встать по первому зову партии и правительства на оборону страны, обещания крепить обороноспособность в тылу своей работой. Вот пример: "Письмо от ученика V класса, Н.-Кохановской НСШ, Кизлярского района, Орджоникидзевского края, Коваленко Фёдора.

    Разрешите передать пламенный пионерский привет от пионеров нашей школы. Мы каждую минуту следим за событиями в Финляндии, и как мы рады бываем, когда наши родные братья смело идут вперёд побеждая белофиннов, которые старались отнять у нас счастливое детство. Но им не видеть нашей земли, как свинье неба. Дорогие бойцы! Мы пионеры Н.-Кохановской школы даем вам слово, что учебный год закончим на "хорошо" и Отлично. Пионеры школы посылают вам подарки: платочки носовые, музыкальные инструменты, знамена, носки, тетрадей, зеркальцев ручных, расчески, бритв, пуговиц, портянок и др. Мы надеемся, что вы напишите нам письмо и вдальнейшем будем иметь тесную письменную связь. "В Борьбе за дело Ленина-Сталина Всегда готовы!"" С пионерским приветом. Председатель Совета отряда Коваленко Федор. 1 марта 1940 г. Н-Кохановская НСШ" [Там же. Д. 48. л. 64. Сохранены правописание и пунктуация оригинала]. В письмах детей слова о том, что автор письма по первому зову готов встать в ряды бойцов, обычно уточнялись - что автор письма станет защитником родины, когда вырастет. Но иногда этот штамп воспроизводился без изменений, и ученик 1-го класса из того же Кизлярского района Леонтий Михайлович (фамилия не указана) уверял бойцов РККА: "Попервому зову партие и правительству мы тоже пойдем защищать советские рубежи" [Там же. Д. 48, л. 20. Сохранено правописание оригинала]. Кампания по написанию писем на фронт охватила даже детские сады. В архиве хранится такое письмо: "Дорогие бойцы! Мы ребята, детского сада сами ещё читать не умеем, но нам читают и рассказывают в детсаду и дома о том, как храбро бьетесь вы с белофиннами. Мы радуемся каждой вашей победе и знаем, что вы победите. Мы будем расти такими же смелыми, как вы, а когда вырастем, так же, не жалея жизни, будем защищать свою страну от врагов. Посылаем вам к дню Красной Армии небольшие подарки и желаем поскорее добить белофинские банды. Напишите нам, пожалуйста, ответ, мы очень будем рады если его получим Наш адрес Кингисепп Ленинградской области Советская ул. Детский сад погранотряда Н.К.В.Д. Ребята детсада ЮРА С. ТОМА Х. ЛОРА В. ЖЕНЯ З. И другие ребята" [Там же. Д. 50, л. 14. Пунктуация оригинала сохранена]. Письмо явно писалось воспитательницами (тут же в деле - их письмо, написанное тем же почерком), подписали те дети, которые умели. Даже в письме, которое написано от лица дошкольников, их воспитатели повторили самые типичные штампы подобных документов: уверения во внимании к событиям на фронте, в том, что дети, когда вырастут, станут бойцами. Мы в очередной раз видим одинаковость методов пропаганды, применяемых как к взрослым, так и к детям, отсутствие какого-либо учёта специфики разных групп населения. Впрочем, письма состояли не только из штампов и повторения газетной пропаганды. Во многих из них отразились их авторы, черты их характера, жизни. Нельзя же отнести к штампам такие строки из письма 3-классницы Тани Милковой: "Получившего подарок прошу написать мне его род оружия Моя мама была военным лётчиком, а папа в гражданскую войну был комондиром и кавалеристом и они спорят мама говорит что посылка поподёт лётчику, а папа кавалеристу а я говорю танкисту" [Там же. Д. 49, л. 105. Правописание и пунктуация оригинала сохранены]. Бойцы и командиры РККА писали ответы. В них тоже хватает пересказов пропаганды. Авторы этих писем уверяют, что "не далёк тот час, когда перестанет существовать Бело-Финляндия", что в Выборге "нас ждут, как освободителей", что красноармейцы "будут бороться с белофинскими бандитами до последнего ихнего разгрома", что "доты колятся как сахар" или даже "лопались как мыльные пузыри в период наступления РККА от Ворошиловских залпов", "их укрепления трещат чертовски по всем швам", а финские солдаты "бегут и бросают брюки" [Там же. Д. 47, л. 17, 39, 24, 30, 51, 44, 63]. На фоне в общем-то похожих коллективных писем выделяются своими внешними отличиями письма, написанные каким-либо одним человеком. Эти письма резко различаются друг от друга - в силу различий между их авторами. Например, письмо военврача Чуварьян:

    Пламенный боевой привет всем рабочим, работницам и советской интеллигенции родного и любимого города Ленина. Дорогие, незабываемые товарищи. Разрешите от всего сердца поблагодарить вас за пред'явленную отеческую заботу бойцам РККА. Находясь в далеких финляндских лесах, мы ежечасно чувствуем заботу рабочих и трудящихся о нас. При вашей теплой заботе нам не страшны никакие морозы, ваше внимание отогревает наше тело. Я врач, единственная женщина в части. Мне порой очень трудно бывает находиться среди мужчин. Сама я южанка, привыкшая к тёплому климату и трудно было мне перенести холод. Но благодаря вашей заботы (Так в тесте - Т. М. ) я вскоре была одета в тёплый полушубок, меховую шапку, шерстяные перчатки и никакой холод мне не страшен (Это ещё раз доказывает, что руководство не смогло заранее подготовить нормальное снабжение армии, в том числе тёплой одеждой, и ситуацию пришлось срочно исправлять организацией сбора подарков - Т. М. ). Такую заботу может оказать только мать своей дочери. Я одна из счастливцев потому, что у меня так много матерей и отцов, которые заботятся обо мне. Получила я подарок к XXII годовщине Красной Армии. Я с волнением открывала коробку. Мне представились заботливые материнские руки, упаковывавшие коробку, подписывавшие её. Снежно-белый платок с такой аккуратностью и любовью обвязанный васильковыми нитками, вызывает в представлении работницу, незнакомую молодую девушку и обязательно с васильковыми глазами. Таких девушек у нас очень много, которые благотворно работают на различных производствах нашей родины. На мою долю выпало большое счастье участвовать в борьбе с белофиннами для укрепления безопасности города Ленинграда. Таких же молодых девушек много работает в госпиталях и лазаретах. Они продолжают нашу работу по оказанию помощи раненным в бою. Я же оказываю первую врачебную помощь, находясь ближе к фронту. Спасибо всем вам наши отцы, матери, братья и сестры. Привет всем рабочим и работницам 3-й госуд. конфектно-шоколадной ф-ки, работницам швейной фабрики и всем другим. Мы чувствуем, что вы живете тем, чем и мы, вы следите за каждым нашим шагом и каждая победа наша воодушевляет вас. Так будьте уверены, что ваша безопасность будет укреплена навсегда.

    Ждите нас со скорой победой.

    [Там же. Д. 27, л. 41. Копия - л. 43. Сохранены правописание и пунктуация оригинала] А вот другое письмо, сильно отличающееся по стилю. Его автор - малограмотный выходец из крестьян: "Письмо с действующей Красной Армии своим братьям. Дорогие мои братья я Вам хочу сообщить о том, что я Ваш подарок получил, за который я был очень и очень рад. Я шофер артиллерийского полка работаю на машине при П. П. М. на скорой помощи. Я боец кадровый прибыл в артиллерию в 1937 году в октябре. Фамилия моя ВЕРШИНИН Иван Степанович рождения с 1916 года Куйбышевской области. Происхождение из крестьян колхозник работал в колхозе бригадиром колхоза. До армии. Когда пришёл в армию и получил квалификацию шофера я хорошо знаю свое дело. Всегда с меня берут пример. и в любых условиях храню свою машину и она у меня всегда готова в любую минуту. Я всегда доставляю больных во время мной гордится Красная. Сан. служба врач -го ранга АЛЕКСЕЕВ. Меня любят все как хорошего работника, мне жалко то что я малограмотный. А то бы я в Армии дошёл до дела. Я сам холостой дома у меня мать 46 лет и братишка с 21 года и сестренка с 23 года. Брат мой тракторист, сестра учится в 8 классе, а я борюсь против белофиннов, как они не зарываются в землю, но мы их уничтожаем. Наша Красная Армия сильна не только силой, но и своей славой ее любит весь народ, о ней заботится родной СТАЛИН и любимый тов. ВОРОШИЛОВ. Но пока до свидания родной брат. Остаюсь жив и здоров. Приветствую" [Там же. Д. 47, л. 53. Сохранены правописание и пунктуация оригинала]. Во многих случаях эти письма - как и трудящихся на фронта, так и ответные - представляют собой формальность, наполнены пропагандистскими штампами. Но стоит их авторам отойти от этих штампов и пересказов газет, как мы можем увидеть действительные патриотизм и любовь к Родине.

    Письма трудящихся руководству СССР

    Письма трудящихся руководству СССР в Сб Авг 17, 2013 2:24 pm

    Письмо М. И. Калинину публикуется с сохране­нием стилистических и орфографических особенностей оригинала
    Февраль 1930г.
    Дорогой товарищъ Михаил Иванович
    Жизнь рабочаго тяжела. Жены обедать недаютъ, уходятъ с 5 часовъ утра захлебом, мясом, картошками и приходят домой около четырехь часов ито принесеть не-все есть нечего я всегда голодный а дети босые и голодные съ каждымъ днем все хуже-хуже — мужикъ на-базар ничего невезетъ, что будем делать. Надежда на Вас. Уважающий вас рабочий изъ завода Ленина. Помогите намъ.


    Письмо рабочих В.М. Молотову
    5. XII. 31 року, город Днепропетровск
    . Я сейчас приведу пример, чем пользуется рабочий из лавки Ц.Р.К. на месячный паек: сахару 1400 грамм и рыбы сырой соленой 2000 грамм и макарон 500 грамм - вот и все, что получит рабочий на месячный паект. Так как вы думаете - можно ли жить? Безусловно, нет.
    Горсовет знает. Укрснаб также знает, но никаких мер ни принимает. У Вас тут возникает вопрос: чего молчат рабочие?
    Но на это я скажу просто, конкретно, что если какой-либо рабочий выскажет что-нибудь из этих дефектов, то ему пришьют здесь и правый, и левый уклон, и разлгильдяйство, а еще лучше - контрреволюцию; из этого Вам понятно, почему молчат.
    ГА РФ. Ф. Р-5446. Оп. 89. Д. 20. Л. 1-2об.


    Анонимное письмо А.В.Луначарскому
    Анатолий Васильевич, будь добр сказать правду. На политзанятии говорят одно, а наяву видишь совсем другое. Сталин говорит, что раньше крестьянина нужда гнала из деревни в город, а теперь в колхозах и вопче жизнь в деревне много стала лучше и вольготнее, потому что колхоз. тракторов, всяких сельскохозяйственных машин, хлеба, мяса, молока стало больше. Раз хорошо, мужик оседает в деревне и ехать в город не хочет, как раньше. Ведь это Сталин нагло врет, или он говорит - сам того не знает, его обманывают. Раньше каждый рабочий мечтал обзавестись в деревне домиком, а теперь у кого и было хозяйство, все его бросают на произвол: кто отдает в колхоз, кто продает, - и все бегут, что от чумы и от какой заразы. Готовы к черту на рога, только вон из деревни. Посмотрите, какой создался у нас произвол, деспотизм, пикнуть нельзя, а в деревне особенно.
    РГАСПИ. Ф. 142. Оп. 1. Д. 645. Л. 91-91об.
    прим. Письмо написано на почтовой карточке, на штемпеле дата "17.12.1931"


    Письмо анонимных авторов В.М. Молотову (датировано маем 1931 г.)
    ПОМОГИТЕ.
    Товарищ МОЛОТОВ, дело обстоит с рабочим бытом в городе Зиновьевке на Украине очень плохо, рабочие чуть ли не устраивают стачек. А почему? Потому, что деньги (зарплата) не выплачиваются уже два месяца, питание очень плохое. Кормят кулишом с прусаками, хлеба дают очень мало, в ЦРК нет ничего, все рабочие оборвались, одежды нет где купить, жиров уже более года не видим. Сейчас под гнев рабочих, наверное, работает контрреволюция. Ожидается забастовка завода "Красная звезда", где работают 13000 рабочих и живут хуже нищих в старое время. Вся рабочая молодежь возмущена такой жизнью.
    Начали развиваться хулиганство, самоубийства и бандитизм. Одним словом, тянут с рабочего последние соки. Цены очень вздорожали на все продукты и самую мелочь в 100 и более раз (например, пачка табаку - 7 копеек, чтобы достать ее, надо дать 1 рубль - 1 рубль 20 копеек, побриться - 70 копеек, 1 пуд картофеля - 20 рублей, 1 бутылка масла подсолнечного - 8 рублей, 1 бутылка керосину - 2-3 рубля).
    Между тем все партийцы на государственных должностях кушают в особой столовой при закрытых дверях с милиционером.
    . Уверяем, что 50-60% рабочей молодежи больны туберкулезом, расшатали свое здоровье до нельзя большего.
    ГА РФ. Ф. Р-5446. Оп. 89. Д. 17. Л. 22-24.

    Письмо рабочего Ф.Нефедова В.М.Молотову, В.В.Куйбышеву и Л.М.Кагановичу о своем тяжелом материальном положении
    6 марта 1934
    Заверенная машинописная копия
    "Мы живем как дикари, как первобытные люди. Но мы живем так некультурно, не потому, что мы не умеем жить, нет, дорогие товарищи, Молотов, Куйбышев и Каганович, у нас не хватает средств. Теперь дорогие товарищи прошу вас вы живете хорошо, у вас и хлеба хватает и питание хорошее и жалование приличное, у вас есть что и обуть и одеть. Вы живете в хорошей жизни. А у меня и моей семьи нет ни обуви, ни одежды, ни хлеба, ни квартиры хорошей"
    ГАРФ. Ф.Р-5446. Оп.82. Д.27. Л.28. Кат.86


    «ДОРОГИЕ ТОВАРИЩ СТАЛИН»
    13 января 1937 г.
    Здравствуйте, дорогие товарищ Сталин! Наш любимый вождь, учитель и друг всей счастливой советской страны. Дорогие товарищ Сталин! Я шлю Вам свой горячий и сердечный привет и желаю Вам лучших успехов в жизни Вашей, быть здоровым навсегда. Я хочу Вам описать мою невеселую жизнь.
    Дорогие тов. Сталин! Я слыхала по радио в Ваших речах, Вы говорили, что в Советском Союзе жизнь детей очень хорошая, они учатся в школах, широко открыты им двери в школу. Это, конечно, верно, дорогие товарищ Сталин.
    Дорогие Иосиф Виссарионович, я и мой брат Александр не в силах ходить в школу. Потому, что, товарищ Сталин, питания у нас нет. Корову и лошадь у нас уже отобрал Куриловский сельский Совет в 1935 году, И вот уже второй год мы живем без коровы и лошади. Теперь у нас в настоящее время нет никакой скотины ввиду того, что сельский Совет неправильно на нас наложил налог. Он учел, что отец мой ездил под изво­зом, но то все неверно. Отец мой не ездил, и наложили неправильно — все ложно, Одного налогу было поло­жено 900 рублей, а всего было наложено больше двух тысяч рублей. Такой большой налог мы уплатить не в силах. Семья у нас, товарищ Сталин, 8 человек: 6 де­тей, самой старшей девочке — 14 лет и самому млад­шему — 2 года.
    Дорогие Иосиф Виссарионович! В колхоз мы не вступили потому, что отец мой инвалид, он сражался на двух войнах и потерял там все свое здоровье, и так что работать в колхозе не в силах. А единолично жить тоже неважно, не только неважно, но даже плохо. Но мы работаем не торопясь, помаленьку. Земли мы в на­стоящее время не имеем, сдали в колхоз в 1936 году.
    Я, товарищ Сталин, хожу в школу в 4-й класс, а брат мой тоже ходит в школу во 2-й класс. Остальные не учатся, потому что еще молоды.
    Дорогие товарищ Сталин, в школу нам ходить очень невозможно, так как нет питания, и к тому же у нас очень сильное малокровие. Дорогие товарищ Сталин! Я хочу Вам описать о моих успехах, как я учусь: отметки у меня за первую четверть были по семи предметам «отлично», а по трем предметам — «хорошо». Но я добь­юсь, чего хочу, чтобы по всем предметам за 3-ю четверть было «отлично». Но если бы, товарищ Сталин, было питание, то я училась бы еще лучше.
    Ни один ученик в 4-м классе не записался в пионеры. Но я заявила вожатому отряда, что я хочу вступить в пионеры, и меня записали в звено в 6-й класс под именем Вас, товарищ Сталин.
    Дорогой и любимый вождь, товарищ Сталин! Я думаю и надеюсь на Вас, что Вы окажете нам какую-либо помощь. И не оставите неисполненной мою просьбу.
    Товарищу Сталину Спасибо товарищу Сталину За нашу счастливую жизнь! За детство счастливое наше, За наши чудесные дни. Так вот, товарищ Сталин, любимый наш вождь, я Вам описала свою жизнь. Надеюсь на Вас, любимый вождь счастливой страны, что Вы не оставите мою просьбу. Пишите, пожалуйста, дорогой товарищ Сталин, мне ответ, я буду ждать с нетерпением.
    Мой адрес: г. Макарьев на Унже Ивановской области, Куриловский сельсовет, деревня Илейкино, Швецова Нина Васильевна. Н. Швецова (мне 12 лет).
    [. ]
    [. ]

    Из письма В. М, Молотову
    14 ноября 1926 г,
    .„«Переходный» момент превратился уже в длительное строительство, и эта длительность стала давить рабочих. Никакие кампании на деле не отражаются, они, правда, хороши в отчетах, как цифры, они видны Вам, что в N-ской губернии было засеяно в 1923 г, N-ное и в 1926 г. N-ное, а ведь мне как рабочему видно только одно, что получаю 280 коп. в сутки; квартира стоит 10 рублей в месяц, освещение 3—5 рублей, ботинки в кооперативе 25—20 рублей (н плохого качества), хлеб белый 13—11 коп. 400 гр. папиросы 20 коп. пачка, мясо 35—40 коп. и т.д. Снижение розничных цен — тоже была кампания такова — читаешь: масло подешевело на 1 1/2 копейки кило, а мне оно нужно в размере 100 гр. Конечно, это хорошо, что оно подешевело, но только существует это только не для моих 100 гр. а для того, кто его покупает по 16 кг. Ну-ка, разложите 1 1/2 коп. на 10, сколько я получаю скидки? Это скажете, что мелочь! Да, Вы правы, это мелочь для Вас, а у меня вся жизнь из этих мелочей. Вы скажете, что это обывательщина» мелочь, важнее есть дела,— это разобраться, кто вернее понял тезисы
    тов. Энгельса «О возможности социальной революции в одной из стран» и имел ли Ленин в 1905 г. в виду Россию, когда писал свою статью на ту же тему, кто вернее понял — Троцкий или Каменев, Зиновьев или Вы со Сталиным. Да, может, это и важно, но нам важен также и свой желудок, а пока Вы там спорите, у меня семья может с голоду умереть. Да и сам останусь голый и больной от переутомления. Мы Вам, пожалуй, скорей можем сказать, а ну, катитесь Вы или занимайтесь делом и бросьте потрясать воздух, припоминая, кто чего писал и как это надо понимать. Вы напоминаете средневековые турниры споров на религиозные темы. Нам это непонятно, мы хотим работать и быть сытыми. Так вот, т. Молотов, я беспартийный, прямо открыто Вам написал в этом письме все мои наблюдения. Я не боюсь никаких репрессий, ваше ГПУ для меня не страшно: я сидел в 1908 г. и не боялся.
    Я Вам скажу, где. и кем работаю в настоящий момент, я не прячусь и говорю Вам открыто, что, нам, рабочим, плохо, несмотря на наши резолюции на собраниях. Там мы казенные, там приносят резолюции, мы поднимаем руки лишь бы скорей, так как есть хочется, да и по дому надо кое-что успеть сделать, помочь жене и т.д. Еще раз говорю, репрессий не боюсь (да, кстати, н не из «бузотеров» и на заводе дисциплинированный рабочий, проверьте).
    Пока всего, с ком. приветом Л. Н. Калинин. Адрес: клуб Водников, Владивосток, слесарю Калинину.
    Коммунист.— 1991).— № 5, С. 82.


    Письмо рабочего П. Третьякова И. В. Сталину
    Центральный Комитет Российской Коммунистической Партии Секретарю тов. Сталину
    Дорогой т. Сталин, Вы поклялись перед всем народом провести в жизнь идеи коммунизма и выполнить все заветы Ильича. Почему в жизни этого не видно, вся сила и власть в ваших руках. Почему у нас около 2-х миллионов людей безработных страдают, большая часть невыносимо, в самых ужасных условиях жизни и многие не выносят безработицы и бедственного положения и кончают себя. Почему заработная плата людям физического труда 8, 10, 12—15 руб. в месяц? Не враг ли народа тот человек, кто выдумал такую низкую плату; одному человеку этого не хватит, а людям семейным как тут жить. Почему администрация и специалисты получают по 100— 150 руб. 200—300 руб. в месяц? На эти деньги можно жить очень роскошно, а разве допустима роскошь для одних и голод, болезни, нищета и безработица для других. Почему партия коммунистов на словах защищает равенство и братство, допускает такую невоз­можную разницу? Если коммунисты сознательные люди, они не должны получать больше других и всюду, где бы они ни находились, должны показывать лучший пример жизни и соблюдать только справедливость.

    Почему социальное стра­хование только рабочим, а крестьяне, ремесленники и прочие разве не такие же труженики? Почему в селах и деревнях дают семейст­вам пенсию 7—8 руб. в месяц, а в Москве и городах по 150—190 руб. где же тут равенство? Дорогой друг тов. Сталин, многое я мог бы еще написать, но будет ли от того какой толк. Дайте же скорее хо­рошую жизнь нам, а не только нашим детям, ибо и мы страдали за революцию немало, страдаем и теперь. Если угодно, буду писать еще о многом. Я бедный ремесленник, столяр и пчеловод, работаю с большим трудом, со слезами, у меня прострелена правая рука, но я желал бы жить по идее коммунизма.
    Адрес: ст. Вавилове, Самаро-Златоуст. жел. дор. Аша-Балашевский завод, Третьяков Павел.
    Жду ответа.
    2 марта 1925 года.
    ЦГАНХ СССР — Ф. 478. - Оп. 3 — Д. 3237. - Л. 48-48 об,49
    [. ]
    [. ]

    Письмо крестьянина села Крыхаево Остерского района Черниговского округа УССР М. М. Тавлуя председателю ВУЦИК Г. И. Петровскому
    14 мая 1932 г.
    Я хочу жить, но не могу, умираю с голода. Как у нас в селе Крыхаеве, так и по всему Остерскому району настоящая голодовка: пуд муки ржаной— 100 руб. пуд картошки — 20 руб. и то нигде не купишь. И много случаев, [когда] мужик купил пуд, дал 100 руб. а у него милиция отобрала. Еще многие убивают себя и мрут с голоду
    .
    Раньше у пана было больше земли, чем теперь в совхозе, а все убиралось больше, т.к. всегда [он] кормил рабочих и платил, а теперь все принудительно и работа стоит.
    С. Крыхаево. Тавлуй Мик [ита] Макс [имович], Остер [ский] район".
    ЦГАОР УССР.—Ф. 1.—Оп. 8,—Д. 108.—Л. 41 — 44. На укр.яз.
    [. ]

    Письма трудящихся руководству

    [7] Письма трудящихся к В.И. Ленину. 1917-1924 гг. М. 1960.

    [8] Письма трудящихся Белоруссии В.И. Ленину. 1917-1924. Минск, 1960; Москва, Кремль, В.И. Ленину: Телеграммы, письма трудящихся Тамбовщины В.И. Ленину, выдержки из документов. Тамбов, 1960; Ленин с нами: Сборник документов и материалов. Запорожье, 1960; Подлинно человеческие документы: (Сборник приветствий и писем В.И. Ленину от трудящихся Донбасса, их решения и клятвы выполнять заветы вождя). Сталино, 1960; Переписка В.И. Ленина с воронежцами. Воронеж, 1960; и др.

    [9] Письма трудящихся Азербайджана В.И. Ленину. 1920-1924. Баку, 1962; Письма трудящихся Туркестана В.И. Ленину. Ташкент, 1964; Письма трудящихся Курской губернии В.И. Ленину. Курск, 1963; Владимиру Ильичу Ленину: Письма, телеграммы, приветствия трудящихся Луганщины (1917-1925 гг.). Луганск, 1963; Пламя любви всенародной: Письма, резолюции, постановления и телеграммы трудящихся Омской губернии В.И. Ленину. Омск, 1963; и др.

    [10] Наш Ильич: Москвичи о Ленине. Воспоминания, письма, приветствия. М. 1969; Дорогой товарищ Ленин: Телеграммы и письма трудящихся Петрограда и Петроградской губернии Владимиру Ильичу Ленину. 1917-1924. Л. 1969; Письма Ильичу: 1917-1924. Воронеж, 1969; Письма трудящихся Вятской губернии Владимиру Ильичу Ленину: 1917-1924. Горький, 1969; Ленин с нами: Ленинские документы, письма, резолюции и телеграммы трудящихся Белгородщины. Белгород, 1970; и др.

    [11] Ленину о Ленине: Письма 1918-1921 гг. // Неизвестная Россия: XX век. М. 1992.

    [12] ГАРФ. Ф. 5677. Оп. 5. Д. 13. Л. 133.

    [13] РГАЭ. Ф. 396. Оп. 6. Д. 61. Л. 179.

    [14] РГАЭ. Ф. 396. Оп. 7. Д. 4. Л. 66.

    [17] Подробнее о сути этого метода см. Проблемы контент-анализа в социологии. Новосибирск, 1970; Москвич В.Л. Информационные языки. М, 1971; Алексеев А.Н. Дудченко B. C. О специфике контент-анализа как социологического метода // Социальные проблемы семьи и молодежи. Л. 1972; Логинова Н.А. Семенов В.Е. Биографический метод и контент-анализ // Методологические и методические проблемы контент-анализа. М.; Л. 1973. Вып. 2; и др.

    (0.7 печатных листов в этом тексте)

    • Размещено: 01.01.2000
    • Автор: Кабанов В.В.
    • Размер: 27.49 Kb
    • постоянный адрес:
    • © Кабанов В.В.
    • © Открытый текст (Нижегородское отделение Российского общества историков – архивистов)
      Копирование материала – только с разрешения редакции

    Спокойное место российского интернета — Бессовестная история — Александр Меленберг — Сталинизм: за и против (Почитайте)

    Бессовестная история

    Письма трудящихся в газетах 1937 года

    "Не читал, но осуждаю" - такой стиль поведения был популярен в сталинские времена. Сегодня немного о нем на нашем сайте "1001.ru". Читайте и комментируйте!

    Дмитрий Меньшиков, редактор "1001.ru".

    Письма трудящихся в стиле «одобрямс» — неотъемлемая часть эпохи Большого террора. Как кольца на стволе, по которым любознательные люди в будущем практически безошибочно определяют, каким выдался этот год жизни дерева. На нашем российском древе жизни такие кольца, оставленные «трудящимися», есть, как выразился, понятно по иному поводу, один из цитируемых ниже корреспондентов, «бесстыднейшие в истории мира». Наша бессовестная история.

    Как правило, эпистолярный зуд начинался у трудящихся сразу после публичного объявления об очередном (закрытом для публики) судебном процессе над известными людьми. И заканчивался спустя несколько дней после вынесения вожделенного для авторов писем приговора. Позавчера советские граждане умильно, с большим почтением произносили имена разнокалиберных начальников Советского Союза. Вчера, получив столбец короткой информации «В прокуратуре СССР», «В Специальном Присутствии Военной коллегии Верховного суда СССР», истошно вопили «распни!». А завтра удовлетворенно и умиротворенно приветствовали «заслуженный и справедливый приговор».

    И кровь убиенных не проступала на их пальцах, крепко прихвативших перьевые ручки, и пепел не стучал в их сердца. Да они бы и не поняли такого стука. Поскольку были совершенно искренни в своих письмах. Они были влюблены. Влюблены в великого вождя. Влюбленные же, как известно, не бывают реалистами, а смотрят на жизнь через розовые очки. В нашем случае окрашенные кровью приговоренных.

    Любви, как говорится, все возрасты покорны. Газетные полосы 37-го навсегда зафиксировали, как эти возрасты (всё милые хорошие люди) проявляли свои чувства. Сегодня к незнакомым дядям и тетям, завтра — к однокласснику, соседу, коллеге, приятелю.

    «Пионерская правда» от 30.01.1937:

    Мы всей семьей требуем от суда расстрелять троцкистских гадов. Они пытались убить нашего любимого вождя, отца и друга — Иосифа Виссарионовича Сталина, они хотели отнять у нас нашу счастливую жизнь. И за это не может быть им никакой пощады! Мы горячо любим нашу родину и нашего великого Сталина. В любой момент мы готовы отдать свои силы, а если нужно, то и жизнь, чтобы защитить свою родину от троцкистских шпионов и убийц.

    Семья Устиновых: Анна Ивановна, Коля, Зина, И.А. Устинов, Т.И. Светцова. Ивановская область, город Тейково.

    Когда я прочитал о преступлениях троцкистской банды, во мне вскипела такая злоба против этих подлых бандитов! Я даже не мог найти слов, чтобы выразить всю свою ненависть к ним. Я, кажется, готов был бы убить их на месте <…> Какая может быть жалость к таким подлым предателям. Я прошу суд расстрелять всю банду.

    Миша Швецов. Москва, 92-я школа, 5 класс «Б».

    «За коммунистическое просвещение» (с октября 1937 г. — «Учительская газета») от 14.06.1937:

    Педагоги 233-й школы Дзержинского района г. Москвы горячо приветствуют приговор над троцкистскими шпионами-диверсантами, разоблаченными органами НКВД <…> Мы, педагоги, в своей повседневной работе сделаем вывод из этого дела. Мы будем помнить о том, что враги еще не сложили оружие, что, орудуя на различных участках социалистического строительства, они проникают в школы, где пытаются оказать растлевающее влияние на подрастающее поколение.

    Коллектив педагогов 233-й школы. Подписи.

    «Комсомольская правда», 14.06.1937:

    Мы отдыхаем в Гурзуфе, в санатории колхозной молодежи. Из разных концов необъятной советской страны мы прибыли на южный берег Крыма. Мы, молодые колхозницы, имеем все для счастливой жизни. У нас есть прекрасная, горячо любимая родина, у нас есть самая лучшая в мире сталинская Конституция, у нас есть любимый Сталин.

    Фашисты, изменники, предатели родины — Тухачевский, Уборевич, Эйдеман и другие гады — хотели отнять у нас завоевания революции. Все народы Советского Союза проклинают их. Правильно сделал советский суд, приговорив шпионов к расстрелу. Хорошо, что они уничтожены. Они мешали нам жить, работать, учиться, строить новую социалистическую родину.

    Евдокия Башко — звеньевая-стахановка (Грозненский район), Ольга Брызгалова — зав овцеводческой фермой (Кировская область), София Филиппова — трактористка-стахановка колхоза «Старый большевик» (Северная область), Анна Хохланова — зав детплощадкой, Антонина Курчева — рыбачка-стахановка колхоза «Беломоррыба» (Карелия, Кемский район), Сара Конрад (колхоз «Красный Кавказ»), Ирина Псарева — библиотекарша (Куйбышевская область, Кошкинский район).

    «Правда» от 20.12.1937 (номер посвящен 20-летию ВЧК-ОГПУ):

    Недавно во всей стране проходили десятки тысяч предвыборных собраний и митингов. На некоторых из них участвовал и я. И вот запомнилась одна подробность: когда в своей речи оратор упоминал имя народного комиссара внутренних дел тов. Ежова, все горячо и долго аплодировали. Почему это так? Потому что товарищ Ежов, по поручению партии и советского правительства возглавивший органы НКВД, превратил их в действительно проверенные карательные органы <…> Пусть знает товарищ Ежов, что чекисты Наркомвнудела — это не только те, кто работает в карательных органах, но и миллионы трудящихся, научившихся большевистской бдительности, научившихся разоблачать и составляющих резервы НКВД.

    Л.И Шаров, рабочий-медник завода им. Авиахима, Москва.

    События последнего времени особенно четко вскрыли международную ценность работы органов НКВД как действенного фактора проводимой нами политики мира. В принципе — строительство социализма не может иметь внутренних врагов. В условиях капиталистического окружения оно должно каждого врага расценивать как врага внешнего. Органы НКВД ведут войну, ту «малую войну», которая предохраняет нас от большой. Этого мы никогда не должны забывать. В юбилейный день работники науки вместе со всей страной шлют горячий привет работникам НКВД и их руководителю Николаю Ивановичу Ежову.

    А.Д. Сперанский. заслуженный деятель науки, Москва.

    Что такое для нас карательные органы сейчас, когда на восток и на запад от нашей родины полыхают бесстыднейшие в истории мира войны, когда фашизм пытается наводнить нашу страну шпионами и диверсантами, когда еще не до конца выкорчеваны негодяи — троцкистско-бухаринские шпионы? НКВД — наш защитник, защитник твердый и мужественный. Это прекрасно чувствует каждый честный гражданин Советского Союза.

    Сергей Радлов. заслуженный артист республики, Ленинград.

    Сперанский Алексей Дмитриевич (1888—1961) — патофизиолог, ассистент И.П. Павлова, с 1934 г. заведующий отделом общей патологии Всесоюзного института экспериментальной медицины в Москве, академик (1939).

    Радлов Сергей Эрнестович (1892—1958) — режиссер, драматург, теоретик и историк театра. В 1939 г. театр-студия под руководством Радлова переименована в Ленинградский театр им. Ленсовета. В 1942 г. часть труппы вместе с С. Радловым была эвакуирована из блокадного Ленинграда в Пятигорск, где вскоре оказалась на оккупированной территории. В 1943—1945 гг. труппа Радлова гастролировала в Берлине, Париже. В 1945 г. депортирован в СССР, за «измену Родине» получил 10 лет. В 1953-м освобожден, в 1957-м — реабилитирован.